Александр Зиновьев: Современная Германия на пути к гитлеризму? (1999)

«Психологическая газета: Мы и Мир», 1999. №9/10.

 

Выдающийся отечественный философ, логик, социолог и писатель Александр Александрович Зиновьев более двадцати лет живет в Германии. Он знает современные проблемы этой страны изнутри. Его парадоксальные выводы и прогнозы заставляют глубоко задуматься всех, кому не безразличны судьбы нашего отечества – России. Своими взглядами на германские проблемы А. А. Зиновьев поделился с нашим корреспондентом в беседе, во время своего визита в Москву, 16 мая 1999 года.

— Уважаемый Александр Александрович, сегодня нам хотелось бы обсудить с Вами социальные и психологические проблемы современной Германии, особенно в свете послед них событий в Европе.

–   Тема Германии представляется мне чрезвычайно важной. И не просто в качестве одной из тем. Она представляется мне ключевой по отношению ко многим важнейшим проблемам современности. А с точки зрения ситуации в России – это, может быть, и проблема номер один. Она интересна и с социологической точки зрения, и   с точки зрения ситуации на европейском континенте, и с точки зрения выхода России в «большой свет». Россия сейчас находится в социально-политической изоляции, и необходимо искать пути выхода из этой изоляции… Во-первых, – не посчитайте меня только расистом! – немцы остаются немцами. При любых обстоятельствах, чтобы ни происходило в мире. Вообще, в социологических исследованиях игнорировали и до сих пор продолжают игнорировать человеческий фактор. Это особенно четко проявилось в ситуации с Россией, когда человеческий фактор игнорировали и при изучении становления коммунизма, и при изучении краха коммунизма. И сейчас рассуждают о России так, как будто бы все народы одинаковы и способны на единую социальную систему. Это абсолютная чепуха! Ничего российского здесь нет. Если даже собаки различаются по породам, то почему все люди должны быть одинаковы?

Представление об одинаковости людей не является научным. Это – идеологическое, правовое, моральное представление. Так вот, немцы остаются немцами. Не случайно в Германии возник национал-социализм.

Он адекватен ха­рактеру немецкого народа. Точно так же, не случайно в России возник коммунизм, ибо он адекватен характеру русского народа. Можно даже сказать, что русские – прирожденные коммунисты, а немцы – прирожденные нацисты.

Однако я не буду употреблять сло­во «нацизм» в общепринятом контексте. Прошло уже много лет со времени разгрома Гитлера, и сейчас гово­рят о попытках возрождения нациз­ма, о неонацистах. Но все эти неонацистские движения и партии – чепуха! Точно также несерьезными являются попытки возрождения ортодоксаль­ных коммунистических партий в России. Все это – дело прошлое. У них нет никаких перспектив.

Но существует социальный закон. Думаю, что он впервые был описан в моих работах. Это закон социальной преемственности. Или закон социальной регенерации. Он гласит: если у некоторого народа рушится социальная система, но сохраняется чело­веческий материал и хоть какие-то условия жизни, условия самосохранения этого человеческого материала, и если создается новая социальная система, то она оказывается максимально близкой к предшеству­ющей.

В России можно видеть, что та сис­тема, которая сложилась в результате горбачевско-ельцинской контррево­люции, является по многим парамет­рам коммунистической. Советскую коммунистическую социальную сис­тему восстанавливают не коммунис­ты, а демократы! Она восстанавлива­ется закономерно. Аналогии иногда доходят до смешного…

Все это целиком и полностью отно­сится и к Германии. В течение дли­тельного времени в Германии существовало так называемое социальное государство. В том смысле, что существовала система социального обеспечения граждан. Она во многом на­поминала Германию гитлеровских времен. Конечно, не по идеологии и внешней атрибутике. По улицам не маршировали эсэсовцы или штурмовики. Но напоминала она по образу жизни и поведению. Это сказывалось и в организации работы деловых предприятий.

А сейчас в Германии, с приходом к власти «красно-зеленых», совершенно отчетливо обнаружилась прямая тен­денция к гитлеризму.

Парадокс же состоит в том, что именно социалисты оказались врагами достижений эпохи социального государства! Началось наступление на социальные права людей по всем направлениям. Это проявляется на­столько сильно, что я называю наступающую эпоху – и не только в Германии, но и во всей Европе – постдемократической. Если у нас, в России -посткоммунистическая эпоха, то там – постдемократическая.

Что касается идеологии и пропа­ганды, то немецкие средства массовой информации – которые во многом яв­ляются орудием идеологии и пропаганды – обнаружили себя в качестве вполне закономерных преемников геббельсовской пропаганды.

Если взять освещение ими ситуации в Сербии, то мы обнаружим, что все полностью фальсифицируется! Разго­варивать с немцами о какой-то истине в этом вопросе абсолютно невозможно. Я много раз пытался – бесполезно! Допустим, сербы в чем-то виноваты, или Милошевич – злодей. Но наказывать за это целый народ, когда наказание превосходит вину этого народа в сотни раз, – это стопроцентное нарушение всяких принципов демократии! Причем все происходящее – абсолютно незаконно, нелегитимно, противоречит всем международным документам, которые подписывала и Германия.

Далее, ситуация в бывшем Совет­ском Союзе, в России, немецкими средствами массовой информации фальсифицируется также на все сто процентов. И при этом работает все геббельсовские приемы.

Взять ситуацию с албанцами, беженцами из Косово. Разыгрывается настоящий театр. Злодеи и преступники сербы насилуют мирных албанцев… Самое главное – пустить идеологические «утки» в обиход, и они начнут работать.

И в результате даже некоторые немцы – представители моего поколения – говорят: «Где мы живем? Ведь именно так все и было во времена нацизма».

И причем обратите внимание: Балканы – с них началась и Первая, и Вторая мировые войны. И сейчас немцы на Балканах. Но кто туда их звал? Их никто туда не звал и не зовет!

И вот это стремление немцев к экс­пансии приводит к тому, что они лезут туда добровольно! А ведь если бы они заколебались, современной трагедии в Югославии не случилось бы. От них очень многое зависело.

Более того, сейчас куда бы вы ни поехали на планете, всюду вы найдете немцев. Об этом никаких сообщений нет. Но вот если где-нибудь в мире случится заварушка, то в прессе сообщается, что немцы, проживающие там, покидают это место. Удивительно, откуда там могли взяться немцы?

Это можно объяснить исторически: огромный народ, в высшей степени талантливый, эффективный в смысле производства, организованный, живет на относительно малом пространстве. Они зажаты. Борьба за «жизнен­ное пространство» и было одной из основ немецкой геополитики.

Я прожил двадцать лет в Германии и прочувствовал на собственной шкуре, что такое немцы. Какими они были сто, двести, триста лет назад, такими и остались. Их изображение рус­скими   писателями-классиками взять, к примеру, образ Штольца у Гончарова в «Обломове» – в точности соответствует реальности.

—  Александр Александрович, расска­жите, пожалуйста, о взаимоотношениях восточных и западных немцев после объединения Германии.

—  На самом деле объединения Германии не было. Произошла экспансия Западной Германии, захват, аншлюс восточных земель: Западная Германия захватила Восточную. И вся последующая политика служит тому подтверждением. Западная Германия обращалась и продолжает обращаться с восточными немцами как с населением завоеванной территории.

Различия между восточными и за­падными немцами колоссальны. Они остаются до сих пор. Существует не­равноправие в отношении работы, в отношении зарплаты и продвижения людей по служебной лестнице… У восточных немцев существует ностальгия по эпохе ГДР. Конечно, ведь для них так называемое «воссоединение» обернулось катастрофой. Они имели достаточно развитую промышленность и относительно высокий жизненный уровень. А по ним нанесли удар как по завоеванному народу. Раз­рушали успешно работающие предприятия только ради того, чтобы их захватила какая-нибудь западная фирма. Есть восточно-немецкие специалисты экстракласса. Однако на должнос­ти в ведущие университеты, институты берут западных немцев! Приведу при­мер. В Восточном Берлине кафедрой логики университета заведовал мой ученик, на мой взгляд, лучший логик Германии. Уволили и его, и всю мою группу. И не потому, что это – ученики Зиновьева. Нет, только потому, что они – восточные немцы.

Прошло уже около десятилетия со времени «воссоединения» Германии. Но чтобы восточные немцы стали равноправными с западными, нужно еще не менее десяти-пятнадцати лет. И это – по их собственной оценке.

—  Скажите, Александр Александрович, а каково отношение немцев к выходцам из других стран?

—  Немцы имеют комплекс превос­ходства. Они все равно считают себя высшей расой. Посмотрите, как они изображают нас, русских. Мы для них – существа низшей породы. Ублюдки. Идиоты и все, что угодно. А ведь немцы – физиогномически далеко не красивый народ. И далеко не умники. В свое время, в 1978 году, один из героев моего произведения говорил: «Не могу понять, в чем дело? Каждый немец в отдельности – это тупица. А в целом – нация гениальная. Русский же каждый по отдельности – гений. А в целом нация совершенно бездарная». Объясняется этот пара­докс очень просто. Именно из тупиц можно построить выдающееся социальное объединение. Потому что немцы – очень организованные, педантичные и очень упрощенные психологически. Подобно американцам. Я считаю, что американцы – это самый примитивный народ на свете. Во всяком случае, в западном мире. Однако им удалось создать очень эффективное объединение.

А русских везде изображают идио­тами. Для телепередач специально от­бирают помойки, беззубых скрюченных старух, бандитов, жуликов. При­думали термин «русская мафия». Я однажды возмутился и попросил назвать хотя бы одно русское имя среди представителей русской мафии. Там нет ни одного русского!

В Германии есть и этнические рус­ские. И не только проститутки. Так вот, этнические русские оказываются весьма хорошими работниками. Мы то привыкли, что у нас они – халтур­щики, а в Германии они – хорошие работники. Но платят им в десятки раз меньше, чем немцам, и в несколько раз меньше, чем туркам. И условия жизни русских рабочих в Германии очень плохие. Иногда по десять-пятнадцать человек живут в маленьких комнатушках. И все терпят, лишь бы подзаработать.

Конечно, очень много выбирается из России в Германию уголовников и проституток. И когда говорят о русских, то прежде всего в Германии показывают их! А не тех, кто хорошо работает.

Скажем, турки прочно обосновались в Германии. Германия без турок существовать не может. В Германии более шести миллионов иностранных рабочих. Хотя своих безработных – четыре миллиона зарегистрированных и столько же – незарегистрированных. При этом не только без турок Германия не может существовать, но и без русских уже не может существовать. И без югославов, по­ляков и т.д.

То, что в Германии широко исполь­зуют труд иностранцев и так низко его оплачивают, уже является прояв­лением комплекса превосходства немцев над остальными народами. Это один из признаков того, что мы назы­ваем нацизмом или расизмом.

Но вот, к примеру, турки. Это – фи­зически здоровый народ. Немцы же – далеко не здоровый. Распространены психические заболевания, гомосексуализм, ранняя импотенция, сексуальные извращения. Русских принято считать нацией алкоголиков. Однако немцы пьют не меньше. Только алко­голизм немцев носит несколько иной характер. В России принято, если вы­пил рюмку – нужно выйти на пло­щадь, покуражиться и свалиться под забор. Немцы так не пьют. У них и закуска лучше. Но одиноких, алкоголиков, которые пьют у себя в офисах и дома, там больше, чем в России,

А турки – здоровый народ… Немецкое население будет сокращаться. Некоторые демографы считают, что лет через 15-20 немецкое население сократится на 10-15 миллионов. В Германии огромное количество семей не имеет детей вообще. Еще многие имеют только одного ребенка. А у турок – по 3-5 детей. Турецкая семья – здоровая. Турецкие дети хорошо учатся в школах. Например, несколько лет назад случился скандал: турецкий мальчик оказался математическим вундеркиндом, но ему все время занижали оценки, чтобы он не смог поступить в университет. Была целая кампания. Не знаю, чем она закончилась, но пример говорит сам за себя.

В Германии открыто говорят, что если человек обладает высокими способностями, выделяется в этом отно­шении из коллектива, то он считается не соответствующим коллективу.

Одну немку уволили из гимназии, поскольку она обладала выдающимися математическими способностями (имела печатные работы), знала несколько языков. Даже термин такой используется – «сверхобразованность».

—  Американцы называют таких людей «сверхквалифицированными»…

— Совершенно верно! Моя жена, на­пример, знает четыре иностранных языка, имеет два высших образования, окончила американский Институт менеджеров, имеет благодарность от самого президента США, – как менеджер, – пропагандой она не занималась. По всем конкурсам она занимает первое место. Но, как только доходит дело до трудоустройства, то ей указывают на ее «сверхквалифицированность». Ну, конечно, и возраст здесь работает. Сейчас, в связи с большой безработицей, предельный возраст для западных фирм – тридцать пять лет.

Работодатели предпочитают более низкую квалификацию и людей более молодых еще и потому, что им можно платить зарплату в два-три раза ниже. Ими легче манипулировать.

Но вернемся к немцам. Когда вы на каждом шагу увидите дискриминацию русских, вы почувствуете, что такое нацизм. Все они – демократы, бор­цы с гитлеризмом, громят неонацистов. Но вместе с тем выходят солидные, прекрасно написанные книги о Гитлере, Геббельсе, Геринге и т.п. Фильмы, хронику показывают. Но как показывают! Людям показывают нацистскую хронику, якобы разоблачающую нацизм, так, что их не оторвешь от телевизора. И мы смотрим: действительно, по сравнению с тем, как живут немцы сейчас, когда растет безработица и снижается жизненный уровень, при Гитлере было много хорошего. Аналогично можно смотреть и хронику советской жизни сталинского периода. Она великолепно смотрится на современном фоне.

В своих книгах я писал, что при коммунизме существовало принуди­тельное трудоустройство. Неработающих людей считали тунеядцами и принудительно заставляли работать. Когда на Западе безработица была 2-3%, мои западные собеседники говорили: «Вот ужас! Какое-то современное рабство!». А теперь, когда там безработица 10-12% (а среди академиков все 40%), мне говорят: «Господин Зиновьев, Вы идеализируете коммунизм! Там у вас была скрытая безработица». Но что значит скрытая безработица? Человек же работал!

И мои старые работы о сталинском периоде выглядят как апологетика тех лет. Точно так же старые фильмы и книги выглядят совсем по-другому.

Принципы геббельсовской пропаганды используются на каждом шагу. И вот пример. Идем с экскурсионной группой по Мюнхену. Экскурсо­вод объясняет: «Вот Мюнхен. Как он прекрасно выглядит! Все здания восстановлены. Много лет назад случилась Вторая мировая война, и русские варвары разбомбили Мюнхен, хотя здесь не было военных объектов». Мы не выдержали. Жена подошла к экс­курсоводу и сказала: «Что Вы чепуху городите! Мюнхен разрушала амери­канская авиация, а Дрезден – английская. Это была месть за разрушение немцами Ковентри, где тоже не было военных объектов». Экскурсовод ответил: «Это не имеет значения. Главное, случилась война и Мюнхен был разрушен врагами».

В школьных учебниках, монографиях, научно-популярных и художественных книгах идет систематическое вычеркивание русских из истории. Советский период вообще считают «черным провалом в истории». Скажем, показывает немецкое телевидение современную Россию. Высятся дома, дети ходят в школы и гимназии… Но попробуйте объяснить им, что все это было построено именно в советский период! Что в постсоветский период не было построено ни одного дома для трудящихся! Не показывают роскошные виллы новых русских… Все делается по рецептам Геббельса, вплоть до мелочей.

—  А как Вы думаете, Александр Александрович, насколько самостоятельна сейчас Германия в своей политике? Ведь она выступает как член НА ТО, проводит проамериканскую по­литику…

—  Да. В России уже в ходу такое понятие как «глобализация».

Нужно сказать об этом несколько слов, чтобы понять современную ситуацию в Германии. В западной – геббельсовской, лживой пропаганде это изображается так, что якобы западный мир несет благо всем остальным народам и странам. В результате возникнет братство наро­дов, будет единое правительство и т.п.

Что такое глобализация? На самом деле, после Второй мировой войны сложилось то, что я называю «глобальным сверхобществом». Это надна­циональное объединение, которое яв­ляется надстройкой над западным ми­ром. Туда входят десятки тысяч коммерческих предприятий глобального масштаба. Они ни немецкие, ни французские, ни американские, а именно глобальные. Они сами – хозяева. А еще – десятки тысяч некоммерческих организаций. Им подчиняются все ми­ровые средства массовой информации. Мировая финансовая система им подчиняется. Сюда входит и Международ­ный валютный фонд, который не является легальной властью. Но это не ме­шает ему властвовать над всеми.

Глобализация – это стремление глобального сверхобщества установить мировое господство. По моим данным, в это «глобальное сверхобщество» пять лет назад по всему миру было вовлечено около пятидесяти миллионов человек. Сейчас, исходя из мо­их социоматематических расчетов, в нем должно быть около ста миллио­нов человек. Туда входят советы фирм, их агентура по всему свету и т.п. Огромное сверхобщество.

Когда говорят о мировом прави­тельстве, то смеются: дескать, как мо­гут несколько человек управлять целым миром? Конечно, несколько че­ловек даже городом управлять не мо­гут! Чтобы управлять населением земли в шесть миллиардов человек, нуж­но, как минимум, во-первыx, сделать один миллиард привилегированным – что и делается, для западного мира. И, во-вторых, в этом привилегированном миллиарде выделить по крайней мере двести миллионов, которые управляют им! В принципе, согласно представлениям теории управления, подкрепленным эмпирическими данными, управляющая система должна включать в себя, как минимум, двадцать процентов работающих.

На все человечество даже ста миллионов мало­вато. Мировое правительство есть, но оно состоит из этих ста миллионов. Туда нужно включать весь аппарат. В Америке ведь не Клинтон управляет. В американскую систему управления нанимают до двадцати миллионов человек. И это есть власть. Не два-три человека…

Другое дело, что внутри этого сверхобщества есть своя иерархия. Разные уровни. И на высшем уровне может быть всего два-три человека. Как в армии, где пирамида управления всегда сходится к главнокомандующему. Но это не значит, что главнокомандующий управляет всеми и смотрит, как солдаты наматывают портянки и вычищены ли у них винтовки. По законам управления, верхушка управляет небольшими группами. Группы управляют другими. Строится пирамида.

Глобальное сверхобщество возвышается над западным миром. Оно в настоящее время распо­ряжается более чем 60% мировых ресурсов. А в сфере финансов, я думаю, что и больше.

Вот характерный пример. Недавно я прочитал в «Херальд Трибун» такую заметку: «Президент Клинтон пригласил глав западных стран на кон­сультацию, где он объяснит, как главы прави­тельств западных государств должны адаптиро­ваться к новым требованиям Международного валютного фонда, Всемирного банка реконструкции и развития», и т.д. То есть, на самом деле и Клин­тон, и ему подобные – только марионетки хозяев глобального сверхобщества. И чтобы они решились на такую акцию, как война в Сербии, без ведома хозяев? Да этого не может быть! Так не бы­вает. И это не просто предположение.

Я – профессионал в этих вопросах. И не знаю, есть ли в мире другой профессионал…. Я знаю технологию их работы.

Уровнем ниже идет западный мир. Но и он струк­турирован. Не все равны в этом западном мире. Со­единенные Штаты возвышаются над всеми. Но они сами суть метрополия глобального сверхобщества. Все главные учреждения глобального сверхобщества помещаются в США. Глобальное сверхобщество распоряжается военной, политической и экономи­ческой мощью США. И США, как метрополия гло­бального сверхобщества, получают львиную долю от ограбления всей планеты. И в том числе и от ограбления западного мира!

Уровнем ниже идут другие западные страны. Это западноевропейские страны. Они тоже получают большую долю от грабежа планеты и в боль­шой мере входят в глобальное сверхобщество.

Многие глобальные фирмы являются по проис­хождению немецко-французскими, немецко-английскими. Но сейчас трудно найти фирму, которая была бы не американо-французской, американо-немецкой и т.п. Почти везде присутствует американский капитал, человеческий материал, их принципы работы.

Западный мир тоже структурируется. Одно дело – положение в нем Германии, другое – положение Австрии и т.д. На высшем уровне в объединяю­щейся Европе идет Германия.

Германия, наряду с США и Японией, входит в тройку наиболее мощных держав планеты. На евро­пейском континенте Германия экономически доминирует и стремится доминировать во всем остальном – и в политике, и в культуре. В частности, почему они лезут в Сербию? Поверхностное объяснение состоит в том, что там – дешевые немецкие курор­ты, где раньше немцы жили как дома. Но им важно само присутствие. И активность. Не просто политическая активность – хотя Германия в Западной Евро­пе сейчас политически самая активная страна – но и военная активность.

Сейчас они раздуваются от гордости: «Наконец-то немецкая армия, бундесвер участвует в войне!». Это – возрождение гитлеризма, вырядившееся в стремление и к военной экспансии.

Но, вместе с тем, существуют глубокие проти­воречия между Америкой и Западной Европой.

Западная Европа американизируется. Америка насилует Западную Европу во всех сферах. Из де­сяти фильмов – девять американских. Из десяти книг – девять переводных американских. Они на­вязывают свою примитивную псевдокультуру, свои убогие интеллектуальные стандарты, свои нормы поведения людей-полуроботов. Америка­низация – это страшная вещь.

И немцы на собственной шкуре начинают чувст­вовать то, что навязывали другим, – чуждые культурные и поведенческие стандарты. Вообще, в глубине Западной Европы нарастает сопротивление американизации.

И специалисты глобального общества это прекрасно понимают. Война в Сербии – это следствие желания получить военную базу в центре Европы, откуда они (ред. — неразборчиво) тем самым оружием. Которым они громят Сербию, держать под контролем и Западную Европу, и Россию, и арабский мир. Посмотрите на карту, Балканы – это исключительно выгодная позиция!

Они хотят попросту стереть с лица земли сербов, сделать эту территорию непригодной для жизни. Ведь снаряды, используемые при бомбардировках, – радиоактивные. Их же подвешивают к самолетам в противорадиационных комбинезонах. Но в качестве военной базы эту территорию использовать будет можно…

Назревает сильный протест против американи­зации, потому что глобализация для Западной Европы выступает как американизация. Ведь вооруженными силами глобального сверхобщества яв­ляются вооруженные силы США и НАТО. НАТО – это американская марионетка.

Происходит раскол по линии Америка – Западная Европа. Между европейскими странами – по линии, проходящей между Германией и другими государствами. Внутри западноевропейских стран есть и противники глобализации, и ее сторонники. Образовалась весьма сложная совокупность противоречий внутри западного мира, в которых они еще сами не разобрались.

И в этой ситуации отношения Германии и Рос­сии представляются очень важными. Но это – тема для отдельного разговора.

— Спасибо Вам, Александр Александрович, что нашли время для беседы с нами! Больших Вам творческих успехов и крепкого здоровья!

 

 Интервью провел Сергей СЛАВНОВ