Владимир Лепехин: Русских нужно уничтожать, потому что у них «не те» ценности

© РИА Новости. Владимир Трефилов

Сокращенные версии этой статьи были опубликованы на сайтах Ria.ru и RusNext.ru, разойдясь веером по различным интернет-изданиям и социальным сетям. Зиновьев.инфо публикует полную версию статьи Владимира Лепехина о принципиальных различиях в европейских и российских ценностях.

Любимое словосочетание лидера современной Европы — канцлера Германии Ангелы Меркель — «ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ». И это словосочетание она неизменно использует тогда, когда нужно развести кого-либо на принятие нужного ей решения, ибо все кто против позиции Меркель автоматически объявляются противником европейских ценностей. Не больше и не меньше.

Пример, как известно, заразителен. Вот и министр иностранных дел Эстонии Марина Кальюранд заметила на днях, что одной из причин, «по которым ЕС будет и впредь следовать антироссийским курсом, является разница в подходах к вопросу об «основных ценностях». Попросту говоря, геноцид по отношению к русским в Прибалтике и где бы то ни было оправдан, потому что у них «неправильные» ценности.

Замечу, что глава МИД Эстонии при этом смогла назвать лишь одну «ценность», которая, по её мнению, отличает Европу от России. Это «агрессивность» последней. «Учитывая агрессивный характер внешней политики России, Европа будет продолжать придерживаться прежней позиции по отношению к ней», — вынесла приговор Кальюранд.

Логика, как видим, здесь не ночевала. Налицо — диссонанс между тем, что чиновнику хочется сказать, подлинным смыслом произносимого и объективной реальностью.

Не ночевала здесь и аксиология (наука о ценностях), ибо ничего ценностного в высказывании эстонского чиновника нет — одна лишь политическая мифология. К примеру, ведь ничего же не мешает западной Европе сливаться сегодня в экстазе с Турцией (как и США, например, с Саудовской Аравией), современные ценностные приоритеты которой ого-го как далеки от содержания декларируемых западными политиками «европейских ценностей».

Но оставлю в стороне логику, школярство еврочиновников и  сравнительный анализ показателей реальной агрессивности НАТО (в одностороннем порядке расширяющего свое влияние в направлении российских границ) и России, вынужденной в ответ приводить в действие свои оборонные системы. Перейду к главному – к вопросу о том, каковы же на самом деле подлинные ценности современной Западной Европы, в том числе – в сравнении с ценностями российскими.

Вера телевизору как самый простой способ обрести опору

Смею утверждать, что сознание большинства граждан современной России, отказавшейся от «социалистической» идеологии и не прибившейся ни к одной сколько-нибудь надежной доктрине,  куда свободнее (в том смысле, что оно меньше заштамповано) сознания среднестатистического западного человека.

Постсоветский человек в массе своей находится в состоянии затянувшегося и во многом самостоятельного поиска новой мировоззренческой доктрины. В результате же отсутствия в России однозначно привлекательной для большинства граждан идеи (откуда ей взяться, если такой идеи сегодня в РФ нет и у элит) постсоветский человек вынужденно прибивается к одной из четырех социальных групп.

Первая группа (самая большая) граждан предпочитает верить российскому телевизору и, следовательно, доморощенным штампам и довольно топорным, но в целом более или менее правдивым версиям происходящего.

Вторая группа предпочитает не верить российскому телевизору; не доверяя российской власти, она — по тем или иным причинам — предпочитает верить телевизору западному с его изощренной казуистикой и все более агрессивной дезинформацией.

Третья группа граждан-телезрителей не верит никому и, в отсутствие веры, маргинализуется или скатывается в потребительство, превращаясь в банальных дебилов.

Наконец, четвертая группа граждан мечется между множеством телевизоров и с готовностью принимает любую идею, которая кажется им приемлемой в данный момент времени.

Словом, в современной России мы видим мировоззренческий плюрализм в действии, который, с одной стороны, предоставляет гражданам РФ свободу выбора, с другой — не избавляет их от неизбежного погружения в разрушительный хаос многочисленных сверхсубъективных, а потому бессмысленных интерпретаций происходящего.

Иное дело – человек западный, которого лишили свободы выбирать, но убедили в том, что он де свободен как никто другой.

За долгие годы борьбы с «мировым злом» (в чем бы оно не выражалось – в коммунизме или российском «империализме») западного обывателя приучили верить исключительно своим СМИ. Более того, — заставили верить в то, что свои, евроамериканские масс-медиа профессиональнее и правдивее каких-либо других.

Западного человека убедили также в том, что любая информация или позиция, не вписывающиеся в утверждаемую Вашингтоном, Лондоном и Брюсселем картину мира, суть ПРОПАГАНДА.

Замечу, что такие стержневые для западного человека понятия как «свобода», «демократия» или «прогресс»  к настоящему времени настолько затасканы и дискредитированы, что, например, европейцы (как люди, менее зомбированные, чем американцы) начинают переходить на иную, более удобную в процессе манипуляций массами терминологию. Так одной из важнейших категорий мировоззренческо-информационной сферы современной Западной Европы стал упомянутый нами термин «пропаганда».

Сегодня эта категория находится на пике своей актуальности. И не беда, что она давно утратила изначальный смысл, превратившись в штамп и жупел. Важно, что этот штамп функционален, универсален, а потому эффективен с точки зрения достижения целей гибридной войны. Он позволяет маркировать с выгодой для себя все, что угодно, включая императивы Канта или даже апории Зенона. 

Центральной же категорией-идеологемой для западно-европейских полисимейкеров стал симулякр «ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ».

«Западные ценности» – навязываемый миру псевдоидеал

При помощи вброса в мировое информационное пространство понятия «западные ценности» (подразумевается — «ценности цивилизованного мира») Запад невольно избавляется от известной смысловой коллизии. Так, если современная Россия не имеет официальной национальной идеи (более того, на уровне официоза она всячески демонстрирует приверженность либеральной, то есть прозападной идеологии), то как можно вести против неё идеологическую борьбу?

Ну так Запад и не объявляет России войну по идеологическому признаку, как во времена холодной войны. Сегодня он обвиняет РФ в том, что у неё «неправильные ценности». Что как бы и дает Западу моральные и прочие основания для нового наступления на Россию по всем возможным направлениям.

При этом западные идеологи и интеллектуалы, если предложить им расшифровать понятия «американские ценности», «европейские ценности», «западные ценности» и т.п., как правило, назовут с десяток — не более — расхожих штампов, давно утративших изначальный смысл.

При расшифровке, например, термина «европейские ценности» вам назовут, в первую очередь, все ту же «демократию», а помимо неё еще и «свободу перемещения», «сильное гражданское общество», «приоритет права», «политический плюрализм», «систему социальных гарантий» и «толерантность», которые чрезвычайно возбудили, например, свихнувшуюся на «евроинтеграции» Украину, а также миллионы ставших мигрантами граждан прочих отсталых стран.

Разумеется, никто не объясняет украинцам или кому-либо еще разницу между подлинной ценностью и симулякром, между идеалом и реальностью. Напротив, расхождение между словом (например, «демократией») и делом (тотальным подавлением инакомыслия и организацией свержения законных режимов в неугодных странах) стало одной из важнейших технологий, позволяющих Западу расширять пространство своих «ценностей».

Понятно, что симулякр демократии предпочтительнее конкретной резни в какой-нибудь Сирии, а реально действующая система социальных гарантий лучше нарастающего олигархического беспредела на той же Украине. Но Россия ведь — не Украина, и тем более не разоренная Ливия или Сирия, чтобы россияне чохом вознамерились поменять прописку.

Да и телевизор в России работает несравненно лучше, чем на той же Украине. По меньшей мере, он не врет телезрителям в тех объемах, что украинское (и любое другое западное и прозападное) ТВ и объясняет гражданам РФ их кое-какие преимущества.

Две Европы — два образа жизни

В одной из своих статей автор этих строк уже обращался к сравнительному анализу двух ценностных систем — российской и западно-европейской. Сейчас же, для доходчивости результатов этого  сравнения, предлагаю взглянуть вот на эту таблицу.

Современные западно-европейские ценности Ценности российской цивилизации
глобализм многополярный мир
универсальность многообразие самобытностей
превосходство западного мира (западная цивилизация как образец) все цивилизации равны и суверенны
прогресс без ограничений движение вперед без разрушения старого
материальное благоденствие духовное развитие
мультикультурализм интернационализм (братство народов)
открытое для мигрантов обшество

(в ущерб коренному населению)

жесткая миграционная политика

(защита интересов коренных народов)

политический плюрализм соборность
сильное гражданское общество солидарное общество
буржуазность (главенство имущих классов) народность (главенство большинства)
агностицизм, атеизм и секуляризация вера (традиционные религии)
приоритет нетрадиционных религий и сектантство приоритет традиционных религий и неприятие сект
гендерное равенство (феминизация мужчин и маскулинизация женщин) сохранение гендерных различий и традиций
однополые браки и суррогатное материнство традиционная семья
секс и сексуальное «воспитание» в школах любовь и нравственное воспитание в школах
поддержка ЛГБТ в ущерб традиционному большинству признание нетрадиционной сексуальной ориентации анормальностью
ювенальная юстиция с правовой защитой детей от родителей исключительное право родителей на воспитание детей до опред-нного возраста
право на эвтаназию запрет эвтаназии и совершенствование обезболивающих средств
право на клонирование запрет клонирования
индивидуализм различные формы коммунитарности
свобода как максимальный отказ от социальных табу свобода как приближение к (Божественному) идеалу
там, где закон, там и справедливость справедливость выше закона
формальная толерантность подлинная терпимость
политкорретность правда
транспарентность открытость — в смысле честность
свобода прессы достоверность прессы
стыд совесть
приоритет частной собственности все виды собственности равны
открытая экономика мера открытости и суверенности
«свободный рынок» как главный регулятор экономических отношений государство задает экономике национальные приоритеты
право на одностороннее применение силы во имя демократии ненасильственность

 

социальные гарантии для всех социальные гарантии для всех

Разумеется, приведенный здесь список ценностей можно продолжить (я не затрагивал здесь, к примеру, разные трактовки истории Второй мировой войны и вообще — мировой истории), но ход нашей мысли, а также характер и масштаб принципиальных различий между двумя ценностными системами, я думаю, ясен.

Как видим, разница в ценностях между Западной Европой и Россией (Восточной Европой) — по всем пунктам, за исключением последнего. Вот уж разошлись пути развития, так разошлись…

О том, чьи ценности «правильнее», предлагаю судить читателям самостоятельно, воспользовавшись нашей подсказкой (см. Таблицу). Добавлю только, что критики представленной здесь позиции наверняка заметят, что перечисленные в правой колонке таблицы «ценности» это, скорее,  декларируемые идеалы, чем официально утвержденные и реально признаваемые нравственные императивы большинства россиян. Критики заметят, что на деле в современной России степень потребительства ровно такая же, как в Западной Европе. И воруют и врут в нашей стране еще больше, чем на Западе. И солидарного общества в России нет, а есть олигархическое государство. И со справедливостью проблемы.

Действительно, многого из перечисленного во второй колонке таблицы сегодня в России по факту не существует. Но в том-то и дело, что приведены в ней не столько нынешние российские ценности  как действующие (на самом деле большая их часть пребывает в состоянии эрозии, в том числе — по причине их целенаправленной прозападной перекодировки), сколько ценности обретаемые и переобретаемые. Автор этих строк определяет их как «ценности российской цивилизации», составляющие имманентное содержание цивилизационного кода нашей страны. Кода, от которого Россия  частично отказалась в советское, а затем и в новорусское время, а сегодня стремится если не восстановить, то, по меньшей мере, взять за основу при наметившемся развороте к новой стратегии развития.

То, что Россия разворачивается сегодня в направлении восстановления традиционных ценностей, в то время как в Европе большинство граждан эволюционируют в прямо противоположном направлении (детрадиционализируются), свидетельствует, к примеру, растущая — количественно и качественно — православная идентичность россиян при одновременном сокращении на Западе сторонников христианства. В частности, число граждан РФ, идентифицирующих себя по принадлежности к православной Вере, выросло за последние 25 лет с 24 до 72 %, в то время как, например, во Франции и в Великобритании число сторонников христианской веры за последнюю четверть века сократилось с 80 до 40 %.

Словом, тенденции развития двух миров — в его ценностном измерении — очевидны. Россия движется в направлении религиозно (то есть нравственно) ориентированного социума, опирающегося на этику традиционных религий, в Западной же Европе нарастает секуляризация, а вместе с ней — погружение в тьму нового Средневековья, этакого «трансгуманитарного» сектантства, сопряженного с новой политической и информационной Инквизицией.

Цивилизационная война между Европой и Россией — это ценностная война

Необъявленная Западом, но наращиваемая им война против России — это принципиально новый тип войны, в корне отличающийся от двух предшествующих мировых войн. Это война не за территорию (в физическом, почвенническом смысле), не только за ресурсы и не столько за уничтожение русских людей. Это война за их головы, за то, чтобы «российский контингент» жил, мыслил и чувствовал иначе — так же, как западный обыватель, а точнее — как обитатель страны-колонии. Чтобы он жил животными, физиологическими потребностями в строго отведенных ему мировой олигархией рамках и не задавал лишних вопросов по поводу особенностей социального и политического мироустройства.

Однако же граждане России продолжают задавать сильным мира сего неудобные вопросы и обращаться за ответами не к нетократии и мировой олигархической системе, а к Богу, русской философии и теоретикам постмарксизма или мирового альтерглобалистского (Л. Ларуш, А. Зиновьев, Д. Ассанж и др.) движения.  И это есть величайший раздражитель для стремящихся к мировой гегемонии «центров силы», в разных форматах и на разных площадках настойчиво продвигающих одну и ту же простую мысль о том, что Россия — «главное мировое зло». (Хотя о каком «зле» может говорить цивилизация, сделавшая ставку на «Hominid immoral» — человека аморального в классическом, библейском его измерении).

Впрочем, позиция современного запада по отношению ко всему русскому не ограничивается одной лишь констатацией того «факта», что Россия — главный враг «цивилизованного» мира. Дело не ограничивается также действиями военно-политического характера против РФ: расширением НАТО на Восток, поддержкой антироссийских госпереворотов на постсоветском пространстве или геноцида русскоязычных на Украине и в странах Балтии.

Фактически сегодня мы видим, как по отношению к России и Русскому миру на Западе формируется новая Инквизиция — система институтов, обоснований, технологий и механизмов уничтожения в РФ независимой и самобытной системы ценностей, а самой России — как государственной основы ценностной альтернативы западному антихристианскому морализаторству.

Идеология института новой Инквизиции предельно проста и строится на следующих основных силлогизмах:

а) у русских нет национальных ценностей, их главная ценность — коммунизм;

б) в свою очередь, коммунизм — это «мировое зло», которое должно быть уничтожено любой ценой;

в) следовательно, чтобы искоренить «мировое зло», можно и нужно всячески уничтожать русских людей в прямом и любом ином смыслах.

С этой целью западная информационно-пропагандистская машина активно использует такие термины как «совок», «коммуняка», «ватник» и т.п., подавая их как синонимы понятия «советский человек» и наполняя негативными коннотациями. Банальная скромность и материальная бедность жизни в ССР и современной России выдается за «нецивилизованность», а то и за дикость, в то время как собственное моральное варварство (одна только поддержка бандеровцев на Украине чего стоит!), как минимум, не замечается.

Все примитивное и лицемерное морализаторство современного Запада направлено сегодня на то, чтобы обосновать собственную исключительность и, в связи с этим, право на силовое подавление инакомыслия. Россия же, как носитель реальной нравственной альтернативы — не как коммунистическая держава (которой давно нет и, строго говоря, никогда не было), но как конкурентная прохристианская цивилизация, становится очевидной и главной помехой.

Вот почему Запад сначала присоединяется к фальсификациям событий, связанных, например, с расстрелом участников Майдана в Киеве своими же соратниками, с подоплекой событий в Одессе 2 мая 2014 года и с обстоятельствами крушения над Донбассом малазийского Боинга, а затем старательно не замечает итоги независимых расследований истинных причин этих преступлений. И вот почему Запад бросает все свои силы на поддержку профессиональной убийцы-русофоба Н. Савченко, закрывая глаза на тысячи преступлений на той же Украине против русскоязычных граждан.

В борьбе против России и всего русского сегодня каждое лыко в строку. Именно для этого вся Украина вгоняется в кампанию по декоммунизации и сносу памятников Ленину — не потому, что этот создатель Украины — коммунист, а потому, что он — символ русской революции. Именно для этого Нобелевской премией по литературе награждается русофобка, прикрывающаяся советофобией.

И именно для этого в самой России силами прозападных НКО реализуются — от имени «гражданского общества» — тысячи программ, направленных на детрадиционализацию и вестернизацию массового сознания и образа жизни граждан России, на превращение их в «Hominid immoral» — в индивидов, руководствующихся в своей жизни новой, антихристианской квазиморалью и принципами утилитарной выгоды.

В цивилизационной войне 21 века, похоже, выстоит тот, чьи ценности окажутся более устойчивыми и привлекательными.